<< Главная страница

Шломо Вульф. Обратимый рок




Это не он, подумала Людмила. Он не может быть именно здесь и именно сейчас! Такая же вероятность, скажем, падения метеорита именно к подножью Останкинской башни. Они с Виктором остывали после лихорадочной предотпускной спешки на скамье рейсового катера, когда на уже убирающихся сходнях появилась странной масти, серая в яблоках, огромная собака. Она рвалась на катер с несолидной для королевского дога прытью. Сходни со скрипом сдвинулись обратно на причал под ее могучими лапами. Это и позволило ее хозяину попасть на борт. Но и на палубу дог рвался куда-то так, что расхристанный мужчина с рюкзаком, увлекаемый поводком, так споткнулся, что чуть не звезданулся в бурлящую от винта воду. Его спасла девочка лет восьми, судорожно вцепившаяся в другую руку хозяина собаки. Она же отстегнула поводок. Собака метнулась в темноту трюмного салона, загрохотав по трапу, и разразилась внизу испуганным щенячьим визгом. Обвешанная рюкзаками, палаткой, масками-трубками пара исчезла в том же нижнем салоне, куда сверзился их дог. Людмила перевела дух и шумно выдохнула: как всегда, от волнения у нее остановилось дыхание. Перед глазами стояло очень знакомое, непостижимо изменившееся красное лицо промелькнувшего мужчины. Такой жалкий вид, подумала она, мог быть у призового скакуна, впряженного шутки ради в телегу с навозом...
Утреннее солнце, между тем, давало авансы на дневную жару, поднимаясь над сопкой сквозь сизый туман смог. Оказавшийся в густой тени город на склоне как-то исчез вовсе под лучами розового диска с Орлиной сопки. Катер коротко и радостно рявкнул, задрожал, пустил свою лепту сизого дыма в застоявшийся воздушный коктейль над Золотым Рогом, отошел задним ходом на середину бухты, словно брал разбег, и деловито застучал дизелем среди прочих ее утренних обитателей, снующих во всех направлениях. Город стал поворачиваться и послушно сдвигаться за корму своими причалами и кранами, россыпью зданий и зеленью на сопках. Винт отбрасывал за собой окурки, бутылки и прочую дрянь, плавающую в пятнах мазута. За маяком пейзаж оживился лесистым Русским островом и чистой синью залива Петра Великого с ровными чистыми волнами, сразу начавшими раскачивать катер с борта на борт. Одновременно набирало дневную силу солнце, и все вокруг празднично засияло и засверкало. Людмила сидела, сцепив руки, неподвижно глядя перед собой. Удушье прошло, оставив уже привычную боль в перенапрягшихся ребрах. "Что с тобой, мамочка? - Виктор тревожно смотрел на зябко согнутую побледневшую Люду. - Уж не заболела ли ты у меня к отпуску?" Она грациозно уклонилась от заботливой ладони мужа. "Со мной все в порядке. Укачало немного..." И снова приняла ту же зябко согнутую позу, вспоминая тот, вот уж действительно зябкий вечер...
Самолет прилетел с опозданием, что исключало ночлег в общежитии института. Мест в гостиницах Ленинграда в семидесятом году, к столетию вождя, конечно же, не могло быть в принципе. До завтрашнего утра, когда можно начать оформление на факультете повышения квалификации, можно было перекантоваться только на одном из вокзалов, которых Люда с детства боялась. Гулять же по Ленинграду, как мечталось, в такой мороз просто и в голову не приходило. Она зашла на почту отправить своим телеграмму о благополучном прибытии. И не успела даже понять, что тут толкается спиной у стойки высокий парень, как оказалась без перчаток. Промокая слезы обиды надушенным платочком, она наткнулась в сумочке на конверт письма от Шульцев и решила пойти прямо к ним, тем более, что по карте это казалось совсем рядом со станцией метро. Было так холодно, как бывает только после бессонного многочасового перелета, после душного тепла подземки, да еще в зимнем Ленинграде, где мороз сопровождается промозглой сыростью. Такой мороз не щиплет и не веселит, а пронизывает до костей в любой одежде. Тем более без перчаток и в модном пальто без карманов. И сумочку тоже в зубах не понесешь. Другая бы надела сумочку на шею через плечо и хоть одну руку сунула за ворот пальто. Или, раз уж такая история, сунула бы обе руки в сумочку как в муфту, все теплее. Другая, но не она. Людмила была из тех молодых красивых женщин, что скорее умрут, чем позволить себе при любых обстоятельствах выглядеть смешными или униженными. Она терпела муку холодом, спеша от метро сквозь заиндевелый Таврический сад и вдоль гранитных цоколей домов, покрытых тускло сверкающим синим инеем. Сильный сырой ветер гнал по черным блестящим от наледи тротуарам сизую поземку. Короткий малиновый северный закат, который встретил ее на выходе из тепла метро, давно сменился мертвым светом бесчисленных дрожащих от холода фонарей на фоне ночного облачного неба. Когда она нашла нужную улицу и дом, у нее смертельно закоченели не только руки, сжимающие окаменевшую сумочку с деньгами и документами, не только ноги в примерзших к коленям чулками. Казалось, даже нижняя рубашка примерзла к спине под словно исчезнувшими в этом зимнем беспределе пальто и кофточкой. Во всяком случае, она ощущала эту рубашку твердой и хрусткой. Да еще адрес мистически оказался каким-то липовым. В старом доходном доме она обошла все три широких барских подъезда, но ни в одном не было квартиры с нужным номером. Какая-то злобная шутка - разрыв в нумерации на четыре квартиры на каждой лестничной клетке. Мороз словно требовал ее обратно в свои беспощадные объятья. Мужчина с авоськой, спускаясь по лестнице, с удивлением вглядывался в красивую модную женщину, мычащую что-то сиплым голосом: она с ужасом поняла, что губы не шевелятся и ничего она произнести внятно не может. Только таращила от напряжения глаза, понимая, что все-таки выглядит смешной. Но мужчина не смеялся. Он терпеливо ждал, пока она не махнула рукой и не двинулась к выходу во двор. Он догнал ее, уже плачущую: "Вам плохо, девушка?" Она быстро закивала, доставая непослушными пальцами конверт с адресом Шульцев. Прохожий понимающе улыбнулся, делая ей знаки, как глухонемой и поманил за собой. Они поднялись на пол-этажа с тротуара на площадку, где она уже точно знала, что этой квартиры не было, потом спустились в сторону выхода во двор и далее вниз. Она вдруг подумала, что сейчас он на нее нападет. Словно поняв ее страхи, мужчина в полумраке делал ей, убогой, успокаивающие жесты и действительно звонил в дверь невидимой квартиры, которой в таком подвале быть не могло. В такой затхлой сырости люди картошку на зиму складывают... Но дверь отворилась, вспыхнула ярким светом. Дохнуло теплом. "Не живут ли здесь Шульцы?" - спросил проводник, продолжая делать Люде жесты. "Да, проходите, пожалуйста," - ответил женский голос, и Люда бросилась мимо мужчины из сырого подъезда по еще двум ступеням вниз, в тепло, к Шульцам, будь они неладны... Она пронеслась мимо отпрянувшей незнакомой женщины в ярко освещенный коридор и остановилась. Это была и кухня - на газовой плите сиреневым пламенем гудели все четыре конфорки. Уютно, по-домашнему пахло свежим сдобным печеньем прямо из открытой духовки. Было так тепло, что у Люды закружилась голова, и она без спросу села на какой-то табурет, с которого женщина поспешно сдернула противень с румяными горячими пирожками. Уже скорее по инерции, чем сознательно, Людмила сделала рукой какой-то жест. Женщина растеряно улыбнулась и кивнула, вытирая от муки руки перед передником. Была она какая-то, что называется, нездешняя - румяная, высокая, полногрудая, одновременно и вызывающе здоровая и хрупкая. Люда поняла, что пора и ей показывать свой конверт, иначе ее вторжение похоже черт знает на что. Она полезла было в сумочку, но тут в кухню влетела родная моторная Тамарка Шульц со своей вечно прыгающей грудью, лохматая, черная, глазастая, да еще в каких-то вызывающе обтягивающих пунцовых штанах с оборками ниже колен, которые эксцентричная еврейка почему-то называла "партосиками". Она расцеловала Люду, подняла ее, помогла снять пальто и шапку, беспрерывно взывая на все четыре стороны: "Это же Люська! Фред! Кондор! Смотрите, кто к нам пришел!"
Появился Зигфрид Шульц со своей застенчивой виноватой улыбкой. Он тут же полез к ней со своими двусмысленными, но культурными немецкими объятьями, от которых Люда всегда терялась - то ли игриво взвизгнуть, то ли по щеке дать... Когда он, наконец, отступил, Людмила догадалась кивнуть хозяйке этого дома, где, как она знала, загостились Шульцы. Та все еще стояла, растерянно улыбаясь, держа руки перед собой. Было ясно, что Шульцы ни словом не упомянули Люду до сих пор в этом доме. "Узнаешь брата Колю?" - некстати всплыло в памяти. Тут в коридор-кухню вошел тот, кого Тамара назвала Кондором. Никакой он, конечно, не Кондор. Экзальтированная актриса вечно всем придумывает экзотические имена, чтобы потом окружающие невольно к ним привыкли. Это был удивительно респектабельный молодой человек в пуловере и при галстуке, что было удивительно на фоне довольно помятого Фреда и пунцовых "портосиков". К тому же, увидев Людмилу, он так остолбенел, что настала неловкая пауза. Только Тамарка откровенно смаковала ситуацию: "Что я говорила! - кричала она. - Люся всех мужчин мгновенно вводит в столбняк. Кондор, подойди, подойди к ней, она живая. И не бойся - мы с тобой! Жанночка, не ревнуй. Если бы все женщины адекватно реагировали на столбняки своих мужей при виде Люськи, она бы давно лишилась своей роскошной шевелюры. Терпи. Отныне ты, в лучшем случае, будешь для Кондора женщиной номер два в этой жизни." "Точно, кхе-кхе, - застенчиво сказал Фред. - Я давно люблю Людочку больше, чем Томку. А что делать? Она меня вежливо терпит, но в душе презирает, правда, Люся?" Но Тамара только махнула рукой и поволокла все еще малоподвижную Людмилу в "свою" комнату, смежную с довольно просторным "салоном". Шульцы жили в узком пенале с односпальной кроватью, в которой фигуристая Тома могла спать с упитанным Фредом только валетом, но чаще бутербродом со сменой положения, как она не преминула с гордостью пояснить гостье. На столике у узкого окна под потолком Люда увидела листики с четкими немецкими записями Фреда, его книги по психологии. Тут же были партитуры Тамары. Шульцы обжились в этой ленинградской трущобе, как некогда на съемной квартире во Владивостоке, где они дружили семьями. Посадить здесь гостью можно было только на кровать. Тамара, восторженно глядя на Люду, села рядом, а Фред - на кончик колченогого стула, как он сидел всегда, даже у себя вроде бы дома, в положении незваного гостя, которому вот-вот укажут на дверь. Со своей робкой улыбкой бедного родственника. Тамара, которая, напротив, всегда и всюду чувствовала себя хозяйкой, объясняла такое поведение ее талантливого и высокообразованного мужа его немецкой биографией. Дескать, его предки были остзейскими баронами на русской службе с петровских еще времен. Но в нынешнем веке они сначала были пришиблены почти до полного истребления Великим Октябрем, а потом и вовсе сосланы в Казахстан и в Сибирь не менее великим Сталиным. К тому же, сам Фред в детстве, естественно, играл в войнушку, причем, конечно, немца, которого грех было не унизить и не побить заодно. Тамаркиной родне тоже досталось от властей. Ее деда, собравшего в годы войны в своем Еврейском Антифашистском комитете больше денег, чем все советские колхозы вместе взятые, прикончили в 1948 году за космополитизм и вообще идиш вместо великого и могучего в семье, сосланной тут же в Бухару. "Эти хуже фашистов, - сказал ей дед перед арестом. - На тех я хоть не работал, а этим всю свою душу отдал... А результат тот же - стенка." Девочка все запомнила. Чего не поняла - домыслила. И когда судьба столкнула ее с чистокровным немцем, сама его соблазнила, покорила неистребимым темпераментом и самоуверенностью. "Иная у нас генетика, - говорила она Фреду. - Мы привыкли к периодическим истребительным компаниям. И к возрождению. А вы - наоборот, привыкли других истреблять. Вот вы и скисли, когда вам дали понюхать такой же кулак. Чтоб я перед ними унижалась! Не дождутся, гои проклятые." Отец Фреда, породистый рослый блондин, едва не попал в ту психушку, где работал главбухом, когда увидел такую невестку. Не менее аристократичная мать, напротив, была рада, что кто-то взял ее пришибленного сына под опеку. Кроме того, она надеялась, что рано или поздно евреев выпустят в Израиль, и Фред сможет, наконец, покинуть мачеху-родину.
Все это Люда знала во всех подробностях, которые ее сейчас не занимали нисколько. Тамарка привычно трещала: "Так ты только с самолета? И прямо к нам? Где ты так замерзла? Как там Викентий? Отрастил бороду? Нет? Как нет, если он мне полгода назад обещал. У него же лицо сразу станет нормальным! У него же подбородка нет, а его это портит. Не растет, что ли? Тогда почему? Я ему немедленно напишу? Как твои фантазии? Не кончились? Знаешь, я как-то пыталась их представить применительно ко мне, но все равно вижу только тебя... Да рассказывай ты, не кивай, ты же не Фред, в конце концов, сидит, как бедная родственница!" "Тише, Тася, тише, - привычно приговаривал Фред, нервно потирая руки. - Видишь, человек окоченел. Да еще ей мерещилось черт знает что, пока она шла к нам через город... Я даже догадываюсь о сюжете. Пока у нее язык не отмерзнет от зубов, бесполезно расспрашивать. Потом сама расскажет. Я так люблю ее фантазии!" "И я, - тут же встряла Тамара. - А мы вот тут живем. Без прописки, хозяйка Кондора даже не знает, что мы здесь. Они тут немцев прячут, как в оккупации прятали евреев, не пикантно ли? Тебе нравится у нас?" "Тася, не у нас, а у Комаров, - рискнул перебить жену Фред. - неудобно... Надо к ним выйти. Ты уже можешь говорить, Люся?" "Еще не совсем... - произнесла, наконец, Людмила начавшими оживать губами. - Такое чудовищное вторжение... Даже не верится, что это сделала я..." "Еще одна комплексичка! - отмахнулась Тамара, захлебываясь от восторга. - То ли дело мы - на абордаж! Аспирантам, как тут оказалось, общежития не положено, пошутили во Владике, когда Фреда посылали. А он мне об этом написать постеснялся. Вот я и приезжаю, как к себе домой, с багажом, с моим знаменитым пианино! Тут же его продала, сняли за сумасшедшую взятку номер в гостинице и стали шиковать по театрам северной столицы. А тут вдруг два автобуса с настоящими немцами, с валютой. Я кричу им по-немецки, что мы тоже Шульцы, арийцы и прочее. А нас - кыш, прямо на снег. Дескать, какие же вы немцы без валюты? Ну, куда нам, кроме как сюда? Вроде бы просто в гости. Вот, мол, наша красная рыба к столу, как насчет пивка к нему? Кондор говорит, что тут за углом киоск на разлив. Фред взял ведро, вернулись с пивом, уговорили два хвоста и ведро, пока я с Жанной знакомилась. И - есть же люди, представляешь? Кондор ведь сам аспирант, сами этот подвал на птичьих правах снимают, без прописки, а тут нам предложили - живите, сколько хотите. А мы так хотим, не передать! Тут рядом, на Стрелке, та-а-кой магазин! Я чуть не лопнула, пока все из него не перепробовала, десять сортов колбас, после наших-то двух. И вообще все рядом, весь Ленинград вокруг, сдохнуть, какая красота. Одно слово - Петра творение! А тут оказалось очень уютно. Окон почти нет, зато дверь выходит прямо во двор, соседей давно выселили в новые квартиры, мы на этаже одни остались, донести некому. Страшно, конечно, но интересно. Вчера сижу я на горшке на кухне..." "Да не на кухне... смотри, какие у Люсьены глаза стали! Она вообразила, что..." "И правильно вообразила. Тут у них все совмещенное. В коридоре ты уже была - это и кухня, и душевая. То есть к крану можно подсоединить шланг и мыться прямо на пол, вода куда-то под пол уходит и, представляешь, даже не воняет. А в туалет дверь прямо около плиты. Там пять ступеней вверх - сидишь на унитазе, как на троне, сквозь щели в дверях головы сожителей где-то у подножья, когда они на плите что-то готовят. Чувствуешь себя на седьмом небе, на всех свысока наср..." "Тася! Это же Люсьена, как ты можешь? Ну что за низкая нация..." "От фашистской морды слышу!" "Хайль Гитлер!" "Шалом алейхем, дорогой! Так вот, сижу я на горшке. А тут с соседском туалете, за гнилой фанерой, двое рабочих матерятся, демонтируют унитаз, а он в прошлом веке смонтирован, представляешь, какая прочность! Только я собралась... короче, вместо нормального звука пустила петуха. Они там затихли - не знали, что тут кто-то живет, понимаешь? Ну, думаю, сейчас эту перегородочку сковырнут, и меня прямо с голой попой унесут в милицию. Тогда я вспомнила мой спектакль на радио "Золотой ключик" и говорю таким дребежащим буратинским голосом: Я ид-д-д-иот... Я ку-с-с-с-аюсь... Там сначала тишина, потом та-акой грохот!" "Она еще пукнула им вдогонку." "Не вдогонку, а в горшок. Я тоже живая. Я испугалась..." Люда тихо смеялась полузабытым шуткам странной четы, наклоняясь к коленям. "Фред, расскажи, как ты мусорное ведро выносил..." "Сама расскажи, ты привирать приучена..." "Так вот, мы же тут на нелегальном положении, почти как Ленин, а мусор выносить надо, верно? Ящик где-то во дворе. А где, Фред не знает. И вот берет он ведро со всякой скоропортящейся дрянью, одевает свою фальшивую дубленку за сорок рублей, что издали выглядит как настоящая, и уходит в ночь, во мрак... Час его нет, второй. Кондор говорит: что-то Фреда долго нет. Так он же не знает, где ящик, говорю. Можно же спросить? Нельзя. Фред скорее съест весь мусор, чем спросит..." "И - съел?" - смеется совершенно ожившая Люда. Зная Шульцев, она не удивится любым подробностям такой трапезы среди сугробов. "Хуже, - трагическим шепотом говорит Фред. - Меня с этим ведром чуть не расстреляли..." "Как это? - по-детски пугается Люда, расширяя свои прекрасные глаза. - Ты выбросил мусор прямо на улице?" "В Ленинграде? - возмущается Фред. - Где ни одного окурка? За кого ты меня принимаешь!" "Он проник...- трагически начинает Тамара. - Представляешь?" "Еще нет. Куда? Куда он проник?" "Он просочился в цитадель пролетарской диктатуры!" "Просто я увидел за забором мусорный ящик, наконец, перелез с ведром и выбросил мусор. А это оказался... Смольный! Но солдат не успел ко мне там. Он подбежал, когда я уже перелез обратно. И кричит шепотом: стой, стрелять буду..." "А ты?" "А я ему тоже шепотом: не буду стоять, а ты стрелять не будешь, так как я вне твоего объекта. Тогда он велит мне перелезть обратно, а то, мол, стрелять будет. Я говорю: вот перелезу и расскажу, как ты меня проспал, а где ты теплее место службы найдешь? Ну, он и отстал." "А почему в не поселились у родственников-Шульцев? Не приняли?" "Мы их и не видели. Фред был уверен, что, если и впустят, то нипочем не поселят у себя. Тогда я говорю: идем на абордаж. Берем, говорю, весь свой багаж, кроме уже проданного пианино, садимся в электричку и едем. Но Фред же психиатр, а они все психи. Он ни за что ни у кого ничего не спросит. Понюхает воздух и определяет, куда идти. Понюхал и привез на Витебский вокзал. Сели, едем куда-то. Полчаса едем, час, я молчу. И он молчит. Тогда я спрашиваю: скоро? Тише, говорит, Тася, тише, мы вообще не в ту сторону едем..."
"Тась, неудобно, надо выйти. Как ты, Люсьена, готова к выходу на публику?" "Все... Беру себя в руки! Тем более, что я просто уже падаю в обморок от запаха таких пирожков... Но как его зовут на самом деле, хозяина дома, не Кондор же?" " Нет, конечно... Как-то иначе. У него сложное и красивое еврейское имя. Тамарка тут же решила, что это означает в переводе орла и нарекла его Кондором. Откликается. Как ты на Люсьену, хе-хе... Выходим?" "Еще минутку... Я до сих пор рук не чувствую. - Люда пошевелила длинными тонкими пальцами, к которым Фред тут же прикипел восхищенным взглядом. Так и казалось, что он вот-вот поднесет их к губам, чтобы согреть своим дыханием. - К тому же я так мерзко сюда ворвалась, что просто не решаюсь показаться им на глаза." "Кому? Комарам? Брось, они же изумительные ребята. Таких скоро вообще на свете не будет! Последние могикане." Она выпорхнула в своих портосиках и затараторила там, словно конферансье перед публикой: "Сейчас, сейчас выйдет. Она отморозила напрочь ну очень красивые свои пальцы. Фред их как раз доотогревает своим пылающим взглядом. Шла по зимнему Ленинграду без перчаток." "Ну пусть она хоть чаю выпьет. С пирожками," - услышали они какой-то удивительно домашний женский голос из-за тонкой стены.
""Действительно, почему ты без перчаток? - тихо спросил Фред, наклоняясь к Людиным рукам. - Можно я разотру тебе руки ямайским ромом?" "Нельзя, - мило покраснела Люда, привычно пряча от проницательного взгляда психиатра свои прозрачные для него глаза. - У меня украли перчатки. Прямо у меня на глазах, на почте." "Ты так застеснялась, так грациозно наклонила голову, как будто это не у тебя, а ты украла", - почти беззвучно рассмеялся Фред. "А этот... как его, Кондор что ли... Он в себе?" "Почему ты спросила? - Фред растирал свои руки, не сводя теперь глаз с ее шет. - Он отличный и гениальный парень лет тридцати. Он даже для еврея слишком умный. Даже страшно подумать, что бы он натворил, не попади он в свой институт и в эту страну..." "Он так на меня смотрел..." "Так это потому, что умный. Иначе на тебя только дурак смотреть может!" "Ничего себе комплементик! Я что, сексуальный вампир?" "А, так он именно так, а я думал, как я, с бескорыстным восхищением. Ты же знаешь, что я тебя люблю гораздо больше, чем Тамару..." "Ну тебя, Фред. Я твоих шуточек никогда не понимала. Ладно, о любви в другой раз. Надо идьт на эшафот за дерзкий набег. Подвергнуться мечам и пожарам. Ты только меня там не выставляй, ладно?" "Тебя выставлять! Тебя без меня не заметят!..."
За накрытым столом уже сидел Кондор, положив подбородок на на сплетенные пальцы и не сводя с появившейся какой-то скособоченной от смущения Люды все того же странного взгляда. Она с удивлением заметила, что он так сжал при этом пальцы, что кисти побелели, а ногти вошли в кожу. Люда опустилась на суетливо подставленный Фредом стул, скрестила руки на груди и снова зябко съежилась, теперь от этого взгляда хозяина дома. "Замерзли? - как-то удивительно мягко и ласково, как мог спросить только ее отец, произнес Кондор и вдруг точно так же как она скрестил руки на груди, подспудно повторяя позу собеседника. Он был в сером пуловере, белой рубашке с галстуком, с укладкой густых цвета воронов ого крыла волос, имел действительно орлиный профиль со своим горбатым носом и словно горящими глазами и вообще казался столичным франтом на фоне всех присутствующих. Движения Кондора были плавными и словно величественными, словно он уже имел все возможные ученые степени, а не сидел за столом с вздорной Тамаркой в нелегально снятом ленинградском подвале. Тут появилась из коридора-кухни Жанна, неся на вытянутых руках поднос с розовыми с пылу с жару пирожками. Она была такой раскованной, уютной и такой облегченно радостно благожелательной, что у Люды защемило сердце от неожиданной нежности к этим незнакомым людям. Ее словно здесь долго и с нетерпением ждали и теперь были счастливы видеть. Фред, какой-то отечно багровый, торопливо разливал ром по рюмкам. "За тепло человеческих отношений, - сказал он, как всегда угадывая мысли Люмилы. - За Фреда и Жанну Комаров!" "За наших дорогих гостей, - добавил Кондор, не сводя с Люды все того же взгляда, хотя сидел напротив своей раскрасневшейся у плиты жены, казавшейся здесь моложе всех. Она, конечно, заметила необычное поведение мужа, покраснела еще больше, смутившись почти до слез, и торопливо выпила свою рюмку. Фред поспешил налить снова. "За то, чтобы лауреат Нобелевской премии Нешер Комар не забыл этот вечер в подвале, - сказал он. - Я не шучу. Нешер Самуилович на грани открытия мирового значения, сопоставимого по значению только с изобретением телевидения." "И в какой же области?" - решилась, наконец, подать голос Люда, положив вытянутые руки на стол. Кондор немедленно и непроизвольно принял точно такую же позу. Жанна с возрастающим изумлением, почти в смятении, подняла красивые брови, наблюдая это очевидное единство души родного мужа с чужой женщиной. Только вчера Фред просвещал их на эту тему... "В какой области? - нахмурился Кондор. - Вся беда как раз в том, что в совершенно новой области... А и руководитель темы, и ученый совет этого не потерпят. Так что чем выше взлетит кондор над Кордильерами, тем больше у разных охотников соблазна его по-браконьерски подстрелить из кустов." "Нешер готовится к предзащите и нервничает, - неуверенно коснулась Жанна руки мужа. - Не слушайте его. Все будет хорошо, раз я верю в удачу." Кондор словно очнулся от этого прикосновения, смущенно улыбнулся мгновенно просиявшей жене и торопливо коснулся губами ее теплой обнаженной руки. Теперь он смотрел попеременно на всех, не выделяя больше Люду. Зато она уже могла, постоянно забываясь, смотреть только на него, как бы ни отводила глаза. Говорили о научных интригах в институте Кондора, о месте психиатра, которое предложили Фреду со служебной квартирой в больнице Кащенко под Гатчиной, что тотчас изменило все его планы с аспирантурой. "А вы чем занимаетесь? - осторожно спросила Людмила, обращаясь к почему-то сразу вспыхнувшей румянцем Жанне, которая как-то беспомощно взглянула на мужа и растерянно моргнула. Неужели опять сделала что-то непотребное, испугалась Людмила, но Фред преданно коснулся ее рукаи и сказал тихо: "Жаннет Кондоровна (Тамаркино идиотское прозвище, но тотчас прижилось, как и все прочие, поняла Люда) у нас сегодня на острие штыка нашей революции. Мы все можем ею гордиться!.. Только про себя, хорошо?" "А если без иносказаний?" "Он имеет в виду, что я вычитываю в Печатном Дворе юбилейные ленинские издания. Эти книги издаются в нескольких экземплярах на всех языках мира и предназначены как подарки КПСС генеральным секретарям компартий по всему миру к столетию вождя." "Вы - корректор?" "Да. Но я ничего не понимаю из написанного, скажем, по-португальски. Только сверка с оригиналом." "В этом отношении у нас Шульцы специалисты, - веско сказал Кондор. - Редко кто в наше время понимает усопшего вождя лучше, чем наши дорогие гости." "Я знаю, - торопливо сказала Люда. - Фред даже как-то играл Ленина в любительском спектакле мединститута. Партком так и не понял, надо ли его награждать грамотой или сдавать в КГБ..." "С тех пор он отточил свое мастерство, - продолжал Кондор. - Его безусловно надо сдать в КГБ и расстрелять, но здесь его сдавать некому. Фред, вы готовы к юбилейным торжествам?" "Всегда готов, - поднял над лысеющей головой ладонь Фред. - Тамара, как ты?" "Как всегда, - уже не своим голосом ответила профессиональная актриса. И торжественно провозгласила как конферансье: - Лениниана 1970. Сценка шестая..." И Жанна с Кондором тут же заулыбались. Шульцы исчезли за дверью, прошуршали там и появились так, что Люда невольно вздрогнула. Фред был в ленинском гриме - с рыжей бородкой, в темном пиджаке с красным бантом в петлице, а Тамара натянула поверх партосиков рабочую блузу с бантом прямо на причинном месте. Лицо ее было одутловатым, глаза выпучены, короче, она напоминала Крупскую больше, чем Фред Ленина. Вождь то и дело простирал во все стороны руку с криком това'ищи!" Он явно готовился к выступлению с балкона. "Надюша... - вдруг сказал он таким голосом, что у зрителей похолодели сердца. - Где моя кепка?!" "Не знаю, Володенька... - растерянно шныряла по комнате Крупская, заглядывя под блюдо с пирожками. - Ума не приложу... Сталин в ссылке... Горький давно не приходил... Дзержинский..." "Дзе'жинский - к'истальной души человек, - строго сказал Ленин. - Так кто?" "Может быть... ходоки, Володя? Те ушли, а эти ждут в приемной..." "П'явтльно! Ходоки! Больше некому!! Тех ве'йнуть и `асст'елять к свиньям собачьим, а этих - гоните их в шшею!!"
Кондор, тонко улыбаясь, сделал три хлопка в ладоши, Жанна беззвучно смеялась, вытирая слезы платочком. Люда едва перевела дух от ужаса. Конечно она слышала эти сверхкрамольные анекдоты из народной ленинианы, но вот так, профессионально, со сцены в общем-то... И как не боятся... За такое же лагеря... И не только артистам-исполнителям, но и зрителям! А Шульцы себе раскланивались, кормили друг друга сметаной с завязанными глазами, отчего борода Ленина и круглые очки Крупской были комично испачканы. Надежда Константиновна от смущения заговорила по-буратински и призывала Володю быть умненьким-благоразумненьким и на доверять рабочим, крестьянам и особенно ходокам, ворующим последнюю кепку вождя мирового пролетариата. Теперь хохотали уже все, даже Кондор, причем, его словно прорвало. Уже все отсмеялись, а он все взрывался смехом.
"Вы никуда не пойдете, - говорил он Люде, когда все дошли до кондиции. - О чем вы говорите? Какой вокзал, если есть крыша над головой. Уложим на детской раскладушке, пока дочка у бабушки. А пока просто пойдем, погуляем, чтобы выветрить спиртовые пары из наших тонких организмов." Все стали поспешно одеваться в тесной прихожей-кухне с туалетом на антресолях, когда Люда увидела, что на ее сумочке лежат слегка потертые, но целые и теплые кожаные перчатки. Жанна только мило кивнула в ответ на вопросительный взгляд гостьи.
А на дворе в эти часы чуть потеплело, прошла туча с обильным влажным снегом. Деревья приобрели сказочный негативный вид, оттеняя своей пышной белизной цвета Росси на здании Смольного и голубизну собора работы Росстрелли, давным-давно заколоченного ввиду аварийного состояния внутренней лепки. В богатом парке позади собора чернели старинные стволы окутанных белыми облаками деревьев, стояла тишина, нарушаемая сонными криками ворон и смехом нашей компании, оставлявшей на аллеях первые после снегопада следы. Величественная Нева катила черные воды у самого основания аллеи, а синие разводы на белых зданиях облисполкома словно подмигивали сквозь белое великолепие парка. Было скользко - снег выпал прямо на оледенелые после последней оттепели и мороза аллеи. Тамарка вцепилась в Фреда с одной стороны, Жанна - с другой, а сдержанному и аристократичному Кондору не оставалось ничего другого, как предложить свою стальную руку новой знакомой, которая тут же прижалась к нему, сама не сознавая, как она может так себя вести на глазах у такой благожелательной к ней жены. Кондор тоже ососзнавал, что происходит нечто необычное, неприличное, но непреодолимое - в нем поднялась от близости с Людой такая буря, что он вообще перестал осознавать, что он делает и что собирается делать... "В одном фильме я видел, - хрипло сказал он, чтобы не полететь в уже видимую бездну с непоправимыми последствиями, - как по этим аллеям гуляли Ленин и Свердлов. Они жили вот в этом здании и могли прогуливаться только здесь. И вот мы отмечаем столетие основателя нашего государства неприличными анекдотами и сценками, словно у нас есть альтернатива тому, что реально сложилось. Меня лично все эти насмешки коробят. Я не вижу, что положительное может придти на смену советской власти... И полагаю, что смеяться над Лениным можно только тому, кто может предложить что-то лучше. Как вы думаете, я прав?" "Я... я думаю... как, кстати, вас зовут? Не Кондором же?" "По паспорту я Нешер, что на древнееврейском языке означает "орел", но на работе меня называют Сашей, а... жена зовет Шурой. Видите, как просто?" "Ничего не просто... На кого вы меньше всего похожи, так это на Шурика. В жизни не видела более импозантного мужчины. Так вот, сейчас я думаю не о Ленине, который, если и прогуливался здесь, то скорее всего не с никому тогда не известным Свердловым, а с Троцким... Я думаю о том, как... низко я выгляжу, повисая на вас на глазах у вашей милой жены. А вы?" "Я... не знаю, Люся... Я никогда не изменял Жанне, как бы меня ни соблазняли мои сотрудницы. Но с вами я просто потерял голову. Мне никогда в жизни ни с кем не было так хорошо, как вот сейчас с вашим дыханием у моего лица, с вашей рукой на моей руке и с самим вашим присутствием здесь и сейчас... Что же касается приличий, то, во-первых, я хозяин, а вы гостья, а, во-вторых, скользко и вам нужна помощь." "И, в-третьих, - сказала она шепотом, - мне тоже никогда и ни с кем не было так хорошо и уютно, как с тобой Саша... Если бы это было возможно, я бы продлила эту минуту до самой смерти... Но завтра мы расстанемся навсегда и скорее всего никогда не встретимся. Ни я, ни ты не будет, я уверена, искать такой встречи. Просто в силу нашей семейной порядочности..." "Ты права. Тогда давай попрощаемся, пока нас заслонил от всех этот ствол..." Люда вырвалась и побежала, делая нелепые движения руками, к приближающейся компании, вцепилась в Тамарку, сильно поскользнулась и упала, увлекая за собой всех. Они стали со смехом отряхивать друг друга от снега. Люда не сразу поняла, что ее похлопывает по пальто именно Кондор, выскользнула, снова вцепилась в Тамару и Жанну. Та как-то жалко посмотрела на не званную гостью, но улыбнулась, доотряхнула с нее снег, крепко взяла под руку. Кондор и Фред шли теперь позади женщин, о чем-то горячо споря. В уюте подвала снова пили "чай по-Похлебкину" с пирожками, о что-то говорили вразнобой. Кондор и Люда не встречались даже глазами. Жанна была демонстративно внимательна к Людмиле и игнорировала мужа. Чувствовалось, что семейная гроза у Комаров впереди. Наутро Люда вышла из подвала и направилась по тому же пути к метро. Опять взялся тот же сырой свирепый мороз, но она шла по снегу, помахивая сумочкой, не сгибаясь, не кутаясь, наслаждаясь балтийским воздухом, теплотой рук в перчатках, замирая от воспоминаний о том мгновении у черного шершавого ствола дуба в Смольном парке. С ним я бы запросто изменила мужу, со страхом и счастьем думала она. Я - неверная жена... У моего Виктора неверная жена. А у Жанны,.скорее всего, со вчерашнего дня - неверный муж. Вот была, была верной, а стала - неверной, смеялась она про себя. Какой моветон... Какое счастье!..
Через два года она от третьих лиц узнала, что внезапно замолчавшие в переписке Шульцы, прекрасно было устроенные в больнице Кащенко, уехали в Германию. В это же время начался выезд и евреев. Скорее всего, думала Люда, и Комары уже не в Ленинграде, а на Ближнем Востоке, в своем Израиле, где такому ученому, как Кондор, самое место.

***
"Мамочка, что с тобой? - тормошил ее Виктор. - У тебя такое лицо, словно ты увидела привидение!" Люда смотрела на белую нитку прибоя, за которой нарядными зелеными распадками разворачивался остров. "Вика, это он, - одними губами произнесла она. - Но это не может быть он... Тут, сейчас... Ничего не понимаю..." "Кто, он?" "Тот, с собакой и девочкой. Ты еще смеялся, когда собака рванула в трюм. Но в каком виде! Вика, он просто не может быть в таком виде." "Каждый может силой обстоятельств быть в любом виде. Только я не понимаю, какое мы имеем отношение к этой экзотической группе. Я не знаю их." "Его там звали Кондор. Теперь вспоминаешь? Три года назад, у Шульцев..." "Ты влюбилась в элегантного еврея с экзотическим именем, но тотчас мне во всем призналась. Я тебя простил, а к ним надо немедленно подойти. Представишь меня несостоявшемуся любовнику. Я уже привык покровительствовать свысока твоим незадачливым поклонникам. Меня это как-то возвышает в собственных глазах." "Вот ты и подойди, Вика. Вдруг это все-таки не он. Я ведь, когда Шульцы эмигрировали, была уверена, что и Комары слиняли в свой Израиль." "Люка, был бы какой-нибудь Израиль для украинцев, я бы сам немедленно слинял!" "Папочка, ты просто не понимаешь! Он был та-акой респектабельный и самоуверенный, с та-акими перспективами, что он и в Союзе должен был быть уже доктором-профессором, а уже на Западе!.. Я была уверена, что он там уже миллионер..." "И что ты упустила единственный шанс и осталась мучиться с таким неудачником, как я." "Папочка, ты - талант. Ты еще всем кондорам утрешь нос. Иди же. Разведай. Не подлезать же мне с воспоминаниями к незнакомому человеку, а?" "Подожди, мамка. Пусть они хоть на палубу выйдут." "Подождем." "А собака? У них что, в подвале была собака?" "Дочь была, но я ее не видела. Сказали, что у бабушки. А вот собаки точно никакой не было. Но тут они быть не могут. У них родители где-то под Сочи, что им делать во Владивостоке?" "Не скажи! Сейчас многие предпочитают..."Ладно, давай без этого дальневосточного патриотизма для наивных. Как будто я не знаю, что такое Крым и Кавказ. Нас может утешить только то, что у нас тоже море, не более того." "Позволь, а где же твоя эффектная красавица Жанна? Ведь ты никогда не жаловала женщин, а тут такое восхищение. Значит, нечто заметное. Я не прочь отплатить этому Кондору его же монетой. Если она так хороша, как ты описала, то моя месть будет сладкой!" "Старый ты и жалкий мой ловелас! С твоей-то застенчивостью..." "Тебя же я увлек!" "Она его за муки полюбила..." "Погоди, вот они. Ну, он?" "Я лица пока не вижу... Фигура вроде его, но, Боже, какая осанка!.."
"Рита, не смотри на волны, - заговорил мужчина. - Выбери какую-нибудь неподвижную точку и не своди с нее глаз." Они прошли к борту и остановились в двух шагах от завороженно смотревшей Людмилы. "Папа, где она... точка эта, мне пло-о-охо! Папа! Я сейчас просто вырву... меня будет рвать..." Девочка позеленела, бросилась к борту, перегнулась и затряслась - маленький тонкий бурлящий человечек... "Ну, легче?" "Даже не знаю... Мне надо куда-то сесть..." "Пойдем в трюм?" "Нет! Там на иллюминаторы все время зеленое лезет..." Они прошли так, что Люда и Виктор убрали ноги, сели почти напротив. "Риточка, видишь маяк. Смотри только на него. И не мигай." Но девочка вцепилась в отцовскую руку, часто зевая. "Папа, - вдруг совсем другим голосом сказала она. - Вон та тетя на тебя так все время смотрит..." "Какая тетя? - он скользнул равнодушным взглядом по лицам Виктора и Людмилы и снова обратился к дочери: "Как насчет лимона?" "Только не лимон, - горячо возразила Рита. - Когда я рвала, он мне в нос попал. Теперь там кисло." "Рита, смотри, крейсер идет." "Пусть идет... Мне плохо..."
Итак, увидев ее, Кондор (а в том, что это был он, она больше не сомневалась, как только услышала его удивительно своеобразный голос и мягкие ласковые интонации) не остолбенел, даже не вздрогнул - просто взял и искренне не узнал, забыл... Ничего себе! Ее... Она решительно поднялась и пересела прямо напротив отца и дочери. "Пап, смотри, опять эта тетя..." "Вы меня не узнаете? - прямо спросила Люда, улыбаясь. - Неужели не помните?" "Добрый день, - тускло откликнулся бывший Кондор, подняв на нее какие-то затравленные, больные глаза. - Помню, конечно. Только вот фамилию свою напомните, пожалуйста..." Фамилию... Когда он мог знать ее фамилию, которая звучит по-французски, но по-украински означает ка зна що... - Вы у меня учились? На вечернем, верно? И распределились сюда? Как вам работается?" "Да нет же! В Ленинграде, в подвале! У меня еще перчатки на почте..." Лицо его мгновенно бледнеет, потом, пятками, краснеет. Взгляд почти перепуганный. "Я вас... Люда, просто не узнал, простите Бога ради... Вы болели?.." Вот уж чего ее "плебей" -Вика в жизни бы не ляпнул молодой женщине!.. А еще аристократ называется, подумала Люда, мгновенно сникая. Сразу вспомнилась эта весна, вечный серый туман за окном, капельницы, кислородные подушки, ночное удушье, после которого на шее остаются следы ее ногтей... Да уж, не та я, что его восхитила три года назад. Не прощают нам влюбленные чужие мужчины и доли того, что только умиляет постылых наших мужей... Он тоже понял, что сказал лишнее, молча коснулся ее рки своими пальцами и отвернулся. "Вы на какой остров? - спросила Рита. - Мы с папой и Фрези на Рейнеке? А вы?" "Мы с мужем тоже. Виктор, познакомься. Это... Саша, да?" Кондор встает и делает академическую стойку с коротким кивком: "Доцент Комар. Такой-то политехнический институт. Кафедра информатики." "Доктор такой-то, - произносит свою украинскую фамилию в нос Виктор, старательно копируя стойку. - Клиника мозговых болезней." "Так вы не в Ленинграде уже?" "Увы. Научная травма при несчастном случае. Легче попасть под поезд..." - уже смеется он, как прежний Кондор, одаривая Люду прежним обволакивающим взглядом. Но, увы, уже без адекватного ответа. Надо же! Ее не узнать... Но начинаются оживленные воспоминания, в основном о Шульцах. Как им в Германии? Бог весть, уехали и как сгинули со свету. Никому ни слова - не подвести, не сделать друзей не выездными. Только шуточки, а обаяние остались в Союзе от той семьи, только буратинский голос Тамарки и застенчивое покашливание Фреда. Распрямился ли он на "земле предков"? И где у него такая земля? И где она у Комаров? Там тоже сгинуло столько биографий...

***
Скалистый мыс разделял два несхожих пляжа. На одном из них черные валуны среди ослепительно белой гальки у самого обрыва, на другом - ласковый серый песок, переходящий в усыпанный цветами луг. И - ни-ко-го, представляете! То есть вообще никого, ни одного человека. Только коровы островитян пасутся у склона горы. Фрези входит по брюхо в море и жадно глотает вроде бы воду, удивленно фыркая и не веря, что такая прозрачная и жидкая вода может быть такой противной. Она фыркает от удивления и, презрительно оглядываясь, отходит от берега. Кондор, которого мы будем ниже называть человеческим именем Саша, с трудом уговаривает оскорбленную догиню напиться из чашки родниковой воды. Люди ставят палатки, роют вокруг канавки на случай дождя, украшают территорию галькой. Жара становится сильнее, все в купальниках. Саша только теперь понимает, что та Люда, которую он так часто вспоминал после встречи в Ленинграде - жалкая тень той, что сейчас небрежно помогает мужу ставить палатку, невольно ежась от горящего взгляда на ее прелести. Этот взгляд лишает ее ориентации в пространстве. Саша с худенькой Ритой управляются быстрее двух взрослых. Все ее существо дрожит от радости, что ее нагота все так же всесильна, что болезнь не тронула ее формы, что тот, кого она когда-то жаждала встретить хоть на улице в Ленинграде, когда ходила по его улице в командировках, ею искренне восхищен. Виктор привык, что все балдеют от вида его жены в купальнике. Ему и самому не верится, что он столько лет владеет таким богатством. Пусть любуются, жалко что ли, у нас не убудет, на всех не наревнуешься с такой женщиной... Он давно понял, что красивых женщин очень немного на этой земле, а уж таких, с врожденной грацией, которую невозможно культивировать - вообще единицы. Даже сейчас, донельзя скованная и смущенная этими восхищенными взглядами, она невольно движется так естественно и соблазнительно, как мечтает самая опытная кокетка. Конечно, и Саша хорош, невольно отвечает она, тоже куда лучше даже, чем в своей научной униформе там, в Ленинграде. Конечно, и у нее в душе все горит от радости такой встречи. И снова между ними возникают испепеляющие искры, и снова все портит третий лишний... Там Жанна, такая беззащитная и безобидная, а тут Витя, такой преданный и доверчивый. Ничего-то из этой пламенной любви не получится снова... Да тут еще на страже еще одна женщина, пусть и восьми лет отроду. Рита мгновенно все поняла и невзлюбила тетю Люду раз и навсегда - за маму! А папка-то, надо же... Да, спору нет, красивая тетя, очень даже, но мама-то куда лучше, что он - дурак что ли, так смотреть на чужую тетку! Она шныряет по пляжу демонстративно надутая, выражая этой наглой голой тете все свое женское презрение. Беломраморная Фрези, напротив, проникается к новым знакомым безграничным доверием и совершенно подло демонстративно охраняет не свои, а чужие рюкзаки, так как именно оттуда пахнет не только колбасой, но и мясом для шашлыков. А как после двух литров этой дурацкой морской воды жрать хочется, знают только вечно голодные собаки из научных семей времен застоя... Она сидит статуей собаки Павлова, поворачивая лошадиную свою голову вслед Виктору и Люде только. На хозяина с его набитым консервами рюкзаком и смотреть теперь незачем...
Когда мизерная зарплата является единственным средством достижения сокровенной мечты, то эта мечта в зримом виде - предмет особой гордости и заботы. Выношенное в мечтах золотое кольцо Людмилы самым подлым образом превратилось в новенькую желтую надувную лодку с надувными же сидениями и голубенькими веслами. Раскачиваясь и задумчиво глядя на лес на сопке, Виктор впервые накачивает ее ножным насосом. Людмила смирилась - иногда побрякушку надо покупать и мужу. Обидно только, что уже после решения не в пользу кольца было столько слов, что лодка нужна именно ей, а не ему.
Саша, в свою очередь, достает свое сокровище - не распакованный, прямо из магазина дорогой спиннинг с какой-то патентованной катушкой. На такой акватории от подобного сооружения толку не больше, чем от противотанкового оружия в стычке с уличным хулиганом, но деньги плачены, по меркам их семьи, огромные. Почти как импортные сапожки Жанне. Скорее - окупить рыбой.
В сущности, на пляже мы видим четверых детей со щенком - таковы милые законы долгожданного летнего отдыха на природе. Щенок отчаялся обратить на него внимание богатого Виктора - такова участь всех наивных предателей. Поняв, что ее преданность не будет оценена, Фрези больше не охраняет вкусно пахнущий рюкзак. Опустив до земли хвост и голову, она понуро идет в преданную было хозяйскую палатку, неуклюже крутится в тесноте и с тяжким человечьим вздохом ложится, установив пудовую голову на мощных вытянутых лапах и поводя белками своих выпуклых негритянских глаз. Теперь она с надеждой смотрит только на хозяина, размахивающего новеньким блестящим удилищем на фоне отплывающей лодки. И тут происходит невероятное. Ни один фокусник в мире на такое не способен ни при какой тренировке. Сорвавшись с фирменного удилища, крючок летит не в сторону моря, а прямо в судорожно втянутую ноздрю и без того безмерно расстроенной Фрези. От боли и ужаса она издает щенячий визг, от которого Виктор и Люда немедленно поворачивают назад. Терпеливо сопя и подвизгивая, догиня позволяет хирургу извлечь впившегося врага, оскорблено чихая от зеленки. Потерев нос лапами, она понимает, что это только усиливает боль, и совсем уже отрешенно забивается в самый угол душной палатки.
Вечер на этой широте и долготе ни с чем нельзя сравнить. Море вспыхивает тысячами голубоватых искр при малейшем шевелении рукой воды. Человек, плывущий в ночной воде, начинает искриться и светиться. В воздухе, в свою очередь, летают светлячки с фосфорицирующими прозрачными телами. Пахнет цветами, лесной прелью, солью морских водорослей, грибами и свежестью дальнего прибоя, который ворчит где-то по ту сторону мыса, глух перекатывая камни. Все блаженствуют у костра в тихой прохладе под южными яркими звездами. Шашлык больше не интересует Фрези. Набросившись с голодухи сначала на рыбьи потроха, потому на рыбу в любом виде, она поводит своими острыми ушами, изредка по лошадиному пофыркивая в темноте.
Сытые и сгоревшие на первом солнце, все четверо сидят, кутаясь в одеяла, но не одеваясь из принципа. Костер потрескивает и окутывает людей душистым дымом при порывах ветра. "Хорошо-то как, ребята, а!.." - повторяет Виктор, единственный сегодняшний реальный добытчик. Саша, не считая собственной собаки, не поймал на свой спиннинг никого. Рита и то гордится несколькими грибами, найденными прямо у палаток.
"Так какими вы судьбами на Дальний Восток? - спрашивает Виктор, наливая из фляги уже что-то новое. - Люка говорила, что вы... ты там преуспевающий ученый, чуть ли не лауреат в своем Ленинграде." "Тут по птицам кто-то выстрелил, и раздался крик... - неожиданно сказала Рита. - Так говорит мама." "Антисемитизм? - с доверительной готовностью спросил Виктор. - Тогда может быть на все плюнуть и в... свою страну? Почему вы все-таки на другом Востоке оказались?" "Если бы антисемитизм... Я бы понял. Я, как это ни странно, сам скорее юдофоб, чем юдофил. От слова "фобия" - боязнь. Я достаточно насмотрелся на разных особо наглых людей. И среди них было немало евреев. А Восток... тем более "наш" Ближний Восток, от меня пока более, чем далек. Я бы просто сгорел от стыда и раздражения, если бы поселился среди тех, кто считает себя настоящими евреями. Мне случилось как-то с ними столкнуться на конфединцеальных тасовках. Достаточно фальшивая и экзальтированная публика. Я предпочитаю традиционный советский интернационализм. В конце концов, евреям никогда в новейшей истории не давалось столько прав, как "комиссарам в пыльных шлемах" времен Гражданской войны. Их соплеменники в белой армии были не более, чем едва терпимыми жидками, а не вершителями судьбы своей родины." "Те из этих героев, - вдруг тихо сказала Люда, - кто тогда же расстался с интернационализмом в пользу сионизма и воевал за свободу евреев жить в Палестине, ничуть не меньше уважали себя и не без основания." "Ты-то откуда знаешь? - поразился Виктор. - Знаете, Саша, у Люды в Киеве есть дед. Старый большевик, еврей, кавалер какого-то ордена, полученного от главнокомандующего самой большой армии тех лет, пятимиллионной Красной Армии - Льва Давидовича Троцкого, между прочим..." "Так ваш дедушка..." "Между нами говоря, он сейчас сионист, посещает примерно такие же тусовки, о которых говорите вы, но выносит оттуда иные впечатления, Саша." "Так что же произошло в Ленинграде?" " Рутина, в общем-то. Начальство боялось за свою шкуру и не пропустило мой доклад на международной конференции в Москве. А я в наглую послал тезисы от своего имени. На их базе мой коллега сделал там доклад от своего и его института имени. А тема идет только у нас. И все это знают... - Саша задохнулся и с трудом прокашлялся. Рита, как по-видимому это делала Жанна, положила ему ладошку на дрожащие на коленях руки. - Тогда мне предложили подписать, как руководителю темы, что доклад был по моей инициативе. А тему как раз за неделю до событий засекретили... Короче говоря, я едва избежал суда и тюрьмы, но вылетел из института без права заниматься своей темой где бы то ни было, так как лишился соответствующей формы секретности. Преподаю, подрабатываю учителем математики в школе. Вот собаку завел для снятия стресса. А самое гнусное, что все вроде бы, в глаза, сочувствуют, а сами тайно все, что от них требовали, против меня подписали..." "У меня примерно то же, - заторопился Виктор. - Мою авторскую операцию доверили делать только моей зав кафедрой, как жене ректора. А мне велят вести рутинных больных и..."
***
Все это было...
Они на самом деле провели неделю на острове, названном в честь русского немца на царской службе, открывшего некогда этом архипелаг для России. Своеобразие дальневосточных субтропиков, круглосуточный рокот прибоя со стороны открытого моря, знойное небо, бесконечные беседы у костра. Все это было до того дня, когда Люда, как-то тревожно взглянув на ласковую синь Японского моря, вдруг заявила, что ей надоело питаться только рыбой, видеть только трех человек, спать в палатке, готовить у костра. Тем более, что завтрашним полуденным катером должна была приехать Жанна, с которой Люде почему-то не хотелось видеться...
Утром они собрались с Виктором на обычную утреннюю рыбалку. Люда всегда сидела на надувной подушечке напротив мужа за веслами. Море было удивительно гладким, каким-то фальшиво плоским. В воде отражалась даже белая кепочка Люды, которую она всегда надвигала на глаза. И утес мыса отражался в воде во всей своей красной с зеленью неестественностью. Штиль располагал к дремоте. Люда опустила кисть в теплую прозрачную изумрудную воду и тихонько посапывала, пока Виктор, тоже в сладкой неге, со сна подергивал леску. Очнувшись в очередной раз от дремы, он увидел дымок костра, фигурки друзей на берегу, собаку, гоняющую коров. Последний живой взгляд на живых людей... Он больше не мог держать глаза открытыми в этом мареве и тихом плеске воды под тонким резиновым днищем, надеясь, что его разбудит подергивание крючка при неизбежном клеве...
Но пробуждение наступило не поэтому. Люда тормошила его за колено: "Папка, проснись... Волна поднимается... И туча там какая-то, по-моему, нехорошая..." Виктор одним взглядом оценил все - их снесло течением опасно далеко от берега и вынесло из безопасного пролива. И эту грозную тишину с судорожными порывами холодного ветра. Гладкая нога жены вдруг прямо у него на глазах покрылась крупными пупырышками. Спокойно, приказал он себе, в этой ситуации нет ничего опаснее паники, Витька..." Он налег на короткие почти бесполезные на таком расстоянии от берега весла. На Люду полетели брызги. "Папа, - прошептала она. - Так не пойдет. Греби как обычно. Мы успеем до тучи." Лодка пошла к берегу, который словно продолжал удаляться. Люда лихорадочно оглянулась в направлении его взгляда и посмотрела ему в глаза с предсмертным ужасом. В глубине ее зрачков он увидел вдруг нечто, что с завистью замечал во взглядах жены, обращенных на кого угодно, хоть на этого Кондора, но не на него самого. "Плохо, Вика? - одними губами спросила она, судорожно сглотнув слюну. - Можно я помогу..." Она положила свои пальцы на его побелевшие на веслах кулаки и так пыталась вдохновить его мужество своей слабостью. Берег действительно стал заметно приближаться. Но одновременно лодку стало плавно поднимать и опускать на еще голубых и гладких волнах. Вокруг утеса вставали белые столбы прибоя. Люда напрягалась, как могла, уже всерьез помогая ему грести. Аська, подумали они одновременно. Их тонконогая, своенравная нелепая дочка... Что с ней будет?.. Волны как-то сразу стали темно-серыми и уже не ласковыми, а злобными. С них слетали от усилившегося ветра белые хлопья пены. Их сразу окунуло словно в зеленую бездну первой накрывшей волной. Люда сразу стала совсем жалкой в своей мокрой кепочке, с прилипшими к плечам волосами. Вторая волна ударила откуда-то снизу, бросив Люду на Виктора и едва не вышвырнув за борт. Она судорожно вцепилась ногтями в его скользкие плечи. Он подхватил ее, бросив весла. Лодку завертело. "Папочка... да ведь мы гибнем, понимаешь?.. Держи меня!! Держи же..." Лодку как-то сразу вдруг вырвало из-под них, она взмахнула, как крыльями, своими яркими веслами, показала пропоротое волной днище и исчезла в мессиве бурунов. Теперь волны уже сами несли их к берегу. "За шею! - раздирая рот кричал Виктор. - не за плечи... Сцепи свои руки вокруг моей шеи!! Ну, мать... Дер-жись!!!"
С вершины утеса было видно, как лодка полетела в одну сторону, а люди - в другую. Рита судорожно рыдала, обняв Фрези за шею. Саша беспомощно бегал по берегу с веревкой в руках. Фрези надрывно лаяла басом, подвывая. Волны подхватывали и самого Сашу, пытаясь утащить в море. Он по-крабьи выбирался, снова начиная суматошно бегать со своей бесполезной веревкой. В клочьях неистовой пены Саша вдруг совсем близко увидел, уже врозь, одну голову за другой. Виктор отчаянно пытался пробиться сквозь гремящие столбы воды к жене... Последнее, что видела Люда, было его жутко оскаленное лицо с глубоко разбитым лбом, из которого волны слизывали кровь. Последнее, что видел Виктор, было тело Люды, неумолимо несущееся разведенными согнутыми ногами вверх прямо на торчащую из воды острую скалу, чтобы за ней крутануться уже какой-то белой тряпкой. Та же скала тотчас словно прыгнула на Виктора...

***
"Вы хотели острых ощущений? - герр Фред, кряхтя, приподнялся в кресле и выключил компьютер. - Вы их таки получили." "По-моему, слишком даже, - заметила геверет Жанна, традиционно входя в свою гостиную с подносом на вытянутых руках. - Пока вы тут занимались черт знает чем, я вам напекла пирожков." "Они наладили все-таки эту программу, - сказала фрау Тамар. - На свою голову. Хотя и совершенно не представляю, как она додумывает разные варианты на базе наших воспоминаний, но кроме вреда психике, ваш фантавизор ничего не дает." "И мне этот дурацкий сюжет не понравился, - госпожа Ася оправила платье и двинулась от кресла, где смотрела сюжет, к столу. Она ждала третьего ребенка и уже жалела о своем согласии приехать на Святую Землю встречать 2000 год к незнакомым Комарам, как бы хорошо родители к ним ни относились. - И Петьку, по-моему, перепугали," - добавила она. Старший внук Людмилы и Виктора десятилетний Петр снисходительно усмехнулся: "То ли он мне выдал, когда я попросил развить мои фантазии о приключениях на одной планете..." "И по-моему, - вступил в обсуждение мар Саша, которого фрау Тамар упрямо называла Кондором, - у этого фантавизора совершенно больное воображение. Надо обратиться к разработчику программы. Даже нам жутко, что уж говорить об участниках виртуальной драмы." "Кстати, не мешало бы у них спросить. Люсьена, ты что? Это же все квази-фантази, не более, - Тамар трясла подругу за плечи. Огномные шалые ее глаза светились под крашенными кудрями - в Германии она стала блондинкой. - Фредди, дай Люсьене выпить скорее. Она обезумела от жалости к своему Викентию и к самой себе. Вот будет смеху, если твоя, Петя, бабушка сейчас, не дождавшись нового века и тысячелетия, сдохнет от горя." "Ты жива еще, жена-старушка? - едва пришел в себя, наконец, господин Виктор. - Жив и я... Не переживай. Это же квази-фантази. Мы вовремя уехали с того острова." "Какая... какая я была тогда молодая, - затряслась в рыданиях госпожа Людмила, беспомощно обводя все еще красивыми глазами участливые лица друзей. Ее радостно-изумленное лицо дрожало от жалости к себе. - И как обидно, что увидеть себя такой можно только во сне." "Бабушка и сейчас самая красивая, - приласкался похожий на девочку младший внук Вова. - На нее у вас в Израиле все оборачиваются." "Хотите я поставлю свою дискету на фантавизор, - снова заторопился Петя. - Мы с Генкой чуть в штаны не наложили, когда..." "Петька! - вызверилась Ася. - Давно не получал? За такое надо бить по голове, в кровь... Циником растешь!" "Я тоже против смакования сцен гибели, - подала, наконец, голос доктор Рути, бывшая Риточка. - Я своим детям эту программу запрещаю. Никогда не знаешь, что он нафантазирует за нас. У меня с мужем была такая проблема из-за фантавизора... Главное, что я ему с этим... не важно, в общем, ни сном ни духом изменять не собиралась, а фантавизор такие сцены напридумывал, что..." "Собственно, и мы с Людой, по-моему, не целовались в Смольном парке," - смущенно поглядывая на Жанну, сказал Саша. "Фантавизор заглядывает к нам в подсознание, - заметил Фред. - Я принимал участие в разработке программы, когда получил ее от Саши. Если на дисплее целовались, значит подспудно мечтали." "Когда я задумал эту программу, - сказал Саша, - я просто предположил, что и вся наша так называемая жизнь является на самом деле чьей-то квази-фантази, безобидным развлечением. Упираемся, лечимся, испытываем смертный страх, помираем и - нате вам! Выключенный компьютер и стол с напитками. Так что не думайте о жизни слишком серьезно, а лучше не пропустите миг. Через несколько минут Новый год по московскому времени. Новый век и тысячелетие мы встретим трижды - по Москве, по Израилю и по Германии, раз уж мы собрались все вместе. Прошу к первой трапезе. Русские, вам первый тост." На экране телевизора был российский канал, часы Спасской, родной для всех старших перезвон курантов, брызги фейерверка над заснеженным метелью Кремлем. Все выпили за новое счастье, и вышли на крышу старого иерусалимского дома. Вечный город лежал у их ног. Несколько дней назад он торжественно отметил юбилей одной из своих трех религий. Светскому Израилю оставалось до своего календарного юбилея два часа. Но уже вспыхивали огни иллюминаций и расцветали цветы из взлетающих праздничных ракет. Квази-фантази нашей жизни продолжалась в новом тысячелетии новой эры...

07.09.99




Шломо Вульф. Обратимый рок


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация